Яковлев и Партнеры

Антипинский НПЗ разбирают на части

Противостояние между Сбербанком и независимыми кредиторами, которые добиваются понижения требований госбанка в реестре обанкротившегося Антипинского НПЗ, перешло в активную фазу. 5 февраля апелляционный суд планирует рассмотреть жалобы кредиторов, настаивающих на том, что Сбербанк контролировал завод и фактически им управлял, поэтому долг перед ним должен погашаться в последнюю очередь. Сейчас этот долг составляет 199 млрд из более чем 238 млрд руб. суммарных требований. Юристы расходятся в оценке шансов миноритарных кредиторов.

На 5 февраля Восьмой арбитражный апелляционный суд назначил рассмотрение жалоб об исключении из реестра кредиторов Антипинского НПЗ требований Сбербанка и его структуры ООО СБК на 67 млрд руб. в рамках процесса о банкротстве завода. На конец 2019 года, по информации “Ъ”, общая сумма требований в реестре составляет 238 млрд руб., крупнейшим из 118 кредиторов завода является Сбербанк. В Сбербанке уточнили, что требования его и СБК превышают 199 млрд руб.

В конце декабря АНПЗ был признан банкротом, заявление подал сам завод, на тот момент контролировавшийся Сбербанком. Кредиторы уже пытались оспорить назначение арбитражного управляющего завода, который, по их мнению, лоялен Сбербанку, но им это не удалось, как и доказать аффилированность завода со Сбербанком.

Сейчас НПЗ работает по давальческой схеме, сырье покупает владелец 80% акций завода «Сокар энергоресурс». Эта компания принадлежит RT Energoresource Ltd (одним из директоров является менеджер Сбербанка Ян Серебряков), через нее, по данным “Ъ”, заводом владеет Сбербанк, бывший вице-президент ЛУКОЙЛа Валерий Субботин, однокурсник президента РФ Ильгам Рагимов и азербайджанская Socar. Еще 20% завода у Maslior Investment, которую собеседники “Ъ” также связывали с господином Субботиным.

Среди кредиторов НПЗ также присутствуют МКБ, ПСБ, Абсолют-банк, «Рискинвест» и «Трансойл» Геннадия Тимченко — почти все они не согласны с включением требований Сбербанка в одну очередь с ними и пытаются это оспорить.
По информации источника “Ъ”, знакомого с позицией «Трансойла», в среду компания обжалует включение в реестр требований Сбербанка на 38,3 млрд руб. и СБК на 28,5 млрд руб. По мнению компании, суд первой инстанции не дал оценку доводам о наличии признаков аффилированности Сбербанка и Антипинского НПЗ. «Трансойл», ссылаясь на выводы Верховного суда, указывает, что «не подлежит удовлетворению заявление аффилированного с должником лица о включении мнимого требования в реестр требований кредиторов, поданное исключительно с противоправной целью уменьшения в интересах должника количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов». «Трансойл» в числе прочих доказательств аффилированности НПЗ с банком указывает, что условия кредитных договоров позволяли Сбербанку управлять всей операционной деятельностью предприятия. Так, при малейшем отклонении цен реализации нефтепродуктов от согласованных банком последний получает право потребовать от завода досрочного погашения кредитов.

Как кредиторы схлестнулись за Антипинский НПЗ
В «Трансойле» “Ъ” заявили, что «требования госбанка имеют корпоративный характер и в силу закона о банкротстве не подлежат включению в реестр требований кредиторов». В ПСБ, МКБ, Абсолют-банке не дали комментариев. В Сбербанке “Ъ” сообщили, что считают обжалуемые судебные акты законными, а претензии кредиторов не имеют под собой оснований.

По мнению руководителя проектов юргруппы «Яковлев и партнеры» Дениса Крауялиса, ссылка на условия кредитного договора в обоснование довода об аффилированности неубедительна. Партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков, напротив, полагает, что положения кредитных договоров указывают на возможность осуществления оперативного контроля над деятельностью завода и могут влиять на очередность требований. Если апелляция уделит внимание этим доводам, жалоба имеет высокие шансы на успех, говорит юрист.

“Ъ” выяснил возможных новых владельцев Антипинского НПЗ
Руководитель проектов адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Сергей Высоцких замечает, что банк на момент выдачи кредитов не контролировал завод, а само предприятие не было на грани банкротства: «В такой ситуации субординация (понижение требований) применяется крайне редко». По мнению адвоката юрфирмы Art de lex Юлии Шиловой, одной только аффилированности недостаточно для понижения требования: нужно еще доказать, что заем предоставлен на нерыночных условиях, имели место недобросовестные действия со стороны банка, заем предоставлен в условиях кризиса общества.

Дмитрий Козлов, арбитражная группа, "Коммерсантъ"