e-mailКарта сайта
Яковлев и Партнеры. Юридические услуги
старая версия
рус \ eng
  Яковлев и Партнеры. Юридические услуги  
 
 
 

Новости

Третья конференция "Правовое регулирование кредитных договоров: практика, проблемы и перспективы" | 2012-06-19

19 июня 2012 года в "Президент Отеле" в Москве состоялась Третья конференция "Правовое регулирование кредитных договоров: практика, проблемы и перспективы". Спонсором конференции выступила Юридическая группа "Яковлев и Партнеры".

Первый день был посвящен вопросам потребительского кредитования и разрешению споров  между банками и заёмщиками, во второй  день эксперты обсуждали ключевые проблемы  кредитования юридических лиц и особенности договоров синдицированного кредитования.

Новый Гражданский кодекс основательно изменит деловой оборот, который сложился на российском рынке в последние 17 лет. Для банков это означает серьезный пересмотр договорной базы и нестабильность судебной практики.

Более 100 банковских юристов, представители Высшего арбитражного суда, Министерства финансов, Агентства по страхованию вкладов, Федеральной службы судебных приставов, страховых и юридических компаний обсуждали перспективы правовой определенности на ближайшие несколько лет.

С докладом на конференции выступил партнер Юридической группы "Яковлев и Партнеры" Игорь Дубов, который рассказал аудитории собравшихся о нюансах взаимоотношений банков с проблемными заемщиками.

 

Фото: Ассоциация региональных банков России

 

От буквоедства и формализма к духу закона

Принятый Госдумой в апреле в первом чтении новый Гражданский кодекс по масштабам грядущих изменений в регулировании экономических отношений юристы сравнивают с принятием действующего Гражданского кодекса в 1995 году, который закрепил право частной собственности и свободу предпринимательства.

«Российскому рынку не хватает цивилизованности и рыночной дисциплины. Разработчики нового Гражданского кодекса это почувствовали и адекватно отразили в нем эти требования», – сказал, открывая конференцию, глава АСВ, руководитель комиссии Ассоциации юристов России по законодательству финансовых рынков Александр Турбанов.

Закрепление в Гражданском кодексе принципа добросовестности поможет судам на практике поднять дисциплину участников гражданского оборота и заставить их своими решениями соблюдать права и уважать интересы контрагента, не злоупотреблять правами, не совершать действий, которые направлены в обход закона, не создавать искусственно условий для неисполнения обязательств.

Новую правовую логику юристы объясняли на примерах.

Собственник многоэтажного особняка или элитной квартиры площадью несколько сотен квадратных метров мог не опасаться обращения взыскания по долгам, если формально оно являлось для него и его семьи единственным жильем, привел пример проявления недобросовестности Турбанов.

деньги под расписку спб

Конституционный Суд предложил считать этого собственника, ссылающегося на отсутствие у него средств для погашения долга, недобросовестным лицом. По мнению суда, безусловный имущественный иммунитет единственного жилья может приводить к несоразмерному ограничению прав кредиторов и их имущественных отношений с должниками. Конституционный суд предложил внести поправки в действующее законодательство и определить пределы указанного иммунитета. Это даст возможность кредитору обращать взыскание на доли недвижимости, превосходящие нормативы разумной потребности должника в жилище.

В развитие принципа добросовестности в ст.10 ГК предполагается конкретизировать понятие злоупотребление правом, которое до недавнего времени применялось судами не очень активно.

АСВ постоянно сталкивается со злоупотреблением правом в кредитных организациях в предбанкротном состоянии. Дробление вкладов, превышающих сумму страхового возмещения, маскируется под внутрибанковские перечисления денег со счетов юрлиц на счета физлиц. Или со счетов физлиц на счета подставных лиц. Бороться с подобными явлениями удается с признанием в судах этих операций недействительными ввиду злоупотребления правом.

Последнее время президиум ВАС пытается видеть в отдельных делах дух закона, и особенно приятно, что в новом Гражданском кодексе будут закреплены правила, которые находят свое отражение в действующей судебной практике, отметил руководитель Управления частного права ВАС Роман Бевзенко.

В качестве примера он привел дело предпринимателя Семенова против Банка Москвы, которое ВАС рассматривал в начале 2012 года. Предприниматель получил кредит в 3–4 млн. рублей в преддверии кризиса под 14% годовых. По договору банк мог в одностороннем порядке изменить процентную ставку, но в период кризиса предложил заемщику заключить дополнительное соглашение, объяснив ему, что в противном случае тот должен будет возвратить кредит в течение 5 дней.

Соглашение увеличило ставку с 14% до 17%. Размер ставки пересматривался 7 или 8 раз, в итоге к середине 2009 года ставка достигла 25%. Когда экономическая конъюнктура стабилизировалась, предприниматель предложил банку вернуться на начальные позиции договора, банк не согласился.

Предприниматель обратился в суд с иском о признании недействительным пункта договора, дающего право банку об изменении процентной ставки в одностороннем порядке. Президиум ВАС счел действия банка недобросовестными.

ВАС исходил из того, что банк имеет право менять в одностороннем порядке условия договора, но пределы изменений должны быть ограничены принципами разумности и добросовестности.

«Мы от жуткого догматизма, буквоедства и формализма, который был свойственен юристам в конце 90-х, начале 2000 годов, переходим к видению духа закона. Этот дух закона воплощен в отдельных делах, таких как дело предпринимателя Семенова, и мне кажется, это примета времени», – охарактеризовал происходящие изменения Роман Бевзенко.

Он отметил, что ВАС старается давать объективную правовую оценку в каждом конкретном случае, например, после формирования правовой позиции ВАС по вопросу существенных условий кредитного договора была выстроена защита от недобросовестных действий должника.

Речь идет о том, что ответчики, не желающие возвращать кредит и уклоняющиеся от выплаты процентов, использовали тезис о недействительности кредитного договора, если в нем не перечислены все существенные условия.

По мнению ВАС, существенные условия договора могут быть такими, о которых индивидуально договариваться не обязательно (о сроке, о процентах, о порядке исполнения обязательств), потому что их отсутствие легко восполняются гражданским общим правом. В договоре обязательно нужно указывать невосполнимые условия, такие как сумма кредита.

Новеллы Гражданского кодекса

Участники конференции отмечали, что от качества проработки Гражданского кодекса зависят стабильность делового оборота и уровень рисков. Опыт 1995 года свидетельствует, что на толкование правовых норм действующего законодательства для бизнеса потребовалось 5–7 лет. Оптимисты верят, что во второй раз темпы разъяснения увеличатся.

Озабоченность банковского сообщества вызывает вторая часть Гражданского кодекса, которая касается финансовых сделок. Во второй части Кодекса есть что обсуждать, согласилась одна из разработчиков ГК судья Высшего арбитражного суда Людмила Новоселова.

Например, нет ясности по открытию, ведению учета и осуществлению выплат страхового возмещения по новым видам банковских счетов, таких как совместный счет, номинальный счет, эскроу-счет, накопительный счет.

При введении в оборот такого полезного инструмента как залог прав по договору банковского вклада возникнет вопрос о страховании этих счетов. Если у банка, в котором открыт залоговый счет, отзывается лицензия, кому должно выплачиваться страховое возмещение? Должны ли при банкротстве права залогодателя как конкурсного кредитора обременяться в пользу залогодержателя? Для внесения ясности необходимы поправки в закон о страховании вкладов и в закон о банкротстве кредитных организаций.

В Гражданском кодексе закреплены базовые моменты потребительского кредитования. Введено понятие потребительского кредита, до этого суды исходили из того, что есть участники рынка, а есть потребители. Зафиксирована обязанность банка раскрывать широкий спектр информации о положениях договора, чтобы заемщик понимал, какие условия его связывают, и какие последствия наступят при их неисполнении.

В Гражданском кодексе появилось положение о так называемом периоде охлаждения, чтобы заемщик мог остыть после заключения договора, подумать и в течение 14 дней вернуть денежные средства банку, если погорячился с заключением кредитного договора. Одновременно предусмотрено положение досрочного возврата кредита без согласия банков.

Статья о потребительском кредите в Гражданском кодексе существенно отличается от того, что предлагает закон о потребительском кредите, отметил заместитель директора департамента банковского регулирования ЦБ РФ Александр Жданов.

На его взгляд, в законопроекте, который лежит в Госдуме, разработчики сумели найти баланс интересов банков и потребителей, так как «абсолютно плохо не становится никому».

Основная новация, вокруг которой строится большинство положений законопроекта, заключается в разделении кредитного договора на две части в виде общих и индивидуальных условий. Индивидуальные условия представлены отдельным документом, в котором информация излагается в форме таблиц, чтобы потребитель мог их наглядно воспринять.

Этот подход увеличивает защищенность банка, так как повышает уверенность, что эти условия не будут оспорены потребителем в связи с тем, что он был поставлен в невыгодное положение.

Требования о предоставлении стандартной информации заемщику будут распространяться не только на банки, но и микрофинансовые организации и кредитные кооперативы.

Существенное отличие от предыдущей версии закона заключается в том, что вместо конкретного перечня банковских комиссий введены принципы взимания вознаграждений, один из них – плата взимается только за предоставленную услугу.

Изменен подход к взиманию неустойки. Ее погашение переносится в середину платежей после погашения основного долга и процентов. Это будет стимулировать потребителя погашать долги по своим обязательствам.

Закон обязывает банк указывать в договоре один из способов бесплатного исполнения обязательства по кредиту, например, через свои офисы или через агентов.

В законе должен быть решен спорный вопрос с подсудностью, который возникает при обращении взыскания на заложенное имущество по ипотеке, выступила с предложением директор юридического департамента АИЖК Анна Волкова. АИЖК предлагает также закрепить в законе право заемщика на одну реструктуризацию.

Работа над законопроектом не закончена, он находится в Госдуме, где предложения банковского сообщества могут быть озвучены и обсуждены, отметил Александр Жданов.

В Минфине готов законопроект о регистрации уведомлений о залоге движимого имущества, сообщила начальник отдела банковской деятельности Департамента финансовой политики Минфина Наталья Сатина. Он предусматривает добровольную регистрацию залогодержателем движимого имущества.

Добровольность регистрации будет стимулировать механизм очередности при взыскании залога. Первоочередное право на взыскание залога будет иметь тот, кто первый подал сведения на его регистрацию.

Регистратором выступает Бюро кредитных историй. Залог будет идентифицироваться по его виду, коду промышленной продукции или заводскому номеру партии. Любое заинтересованное лицо может обратиться в каталог и выяснить, является ли имущество в залоге.

В высокой степени готовности находится закон по взысканию просроченной задолженности, дискуссия по которому не закончена. Закон вводит понятие профессионального взыскателя, которым являются юридические лица и частные предприниматели. Их деятельность может применяться в любой сфере, где существуют товарно-денежные отношения.

Недремлющее око потребительского рынка

Сектор финансовых услуг – лидер по интересу к нему Роспотребнадзора, сообщил начальник Управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков.

По результативности проверок с финансовыми услугами спорит только сектор туристических услуг. В обоих секторах Роспотребнадзор практикует внеплановые проверки, основанные на обращении граждан. Одновременно ведомство развивает проведение административных расследований и инициирует иски от неопределенной группы потребителей, что позволяет ему выстраивать систему взглядов на массовые нарушения прав потребителей.

Переход в непосредственное подчинение правительства расширил спектр полномочий Роспотребнадзора. По итогам 2012 года ведомство будет готовить госдоклад о защите прав потребителей, в котором укажет векторы развития законодательных отношений в этой сфере.

Банковские юристы в своих выступлениях говорили о том, что баланс интересов заемщиком и банком вырабатывается в судах. В последние годы судебная практика свидетельствует о дисбалансе правового регулирования.

«Мы сгруппировали нормы федерального законодательства и постановлений ВАС с учетом интересов банков и заемщиков, оказалось, что 9 норм в пользу банков и 18 положений в пользу заемщиков. На лицо перекос в регулировании на рыке потребкредитования», – сказал в своем выступлении директор департамента правового обеспечения банка «Хоум Кредит» Александр Гонтаренко.

Эта ситуация приводит к низкому уровню ответственности граждан, подрывает доверие к банковской системе и вынуждает банки поднимать ставки с целью минимизации рисков.

Разрешать споры между банками и заемщиками мог бы институт финансового омбудсмена. Рабочая группа Минфина, созданная для разработки законопроекта о финансовом омбудсмене, изучает подходы к этому институту, сообщила Наталья Сатина.

Достигнута договоренность, что в России будет единый финансовый омбудсмен, имеющий представительства в федеральных округах. В его аппарат войдут специалисты по банковской, страховой деятельности и сфере инвестиций. Обращения и ведение дел для граждан будет бесплатным, сумма рассматриваемых требований не будет превышать 100 тыс. рублей. Решения финансового омбудсмена будут обязательны для всех секторов финансового рынка.

По приглашению АРБР на конференции выступила Примиритель финансовой системы Армении Пируз Саркисян. В основу этого института Примирителя положен опыт работы финансового омбудсмена Великобритании. После дискуссии в парламенте Армении этот институт был назван примирителем.

В штате Примирителя 12 человек, включая помощника. Он работает на основе закона и рассматривает требования физических лиц к банкам, страховым компаниям, страховым брокерам, инвестиционным компаниям, ломбардам, лицам, осуществляющим куплю-продажу валюты, лицам, осуществляющих денежные переводы, автостраховщикам. По закону, решения Примирителя обязательны для исполнения всеми участниками рынка.

В числе критериев приема жалобы к рассмотрению Примирителем: отсутствие судебного производства по жалобе, наличие действующей лицензии организации, предварительное предъявление требования финансовой организации, но не позднее 6 месяцев со дня получения окончательного ответа от нее, имущественное требование не должно превышать 10 млн. драмов (800 тыс. рублей).

По закону организация обязана сотрудничать с Примирителем и дать ответ на его запрос в течение 14 дней. Примиритель может привлекать независимого эксперта и продлевать срок рассмотрения жалобы еще на 14 дней.

Параллельно служба Примирителя в Армении ведет работу по финансовой грамотности населения, давая консультации обратившемуся лицу, даже если его случай не подлежит рассмотрению. Это повышает доверие к институту финансового примирителя. За последние два года популярность института в стране заметно выросла. С 2009 по 2012 год 65 процентов дел решены в пользу клиентов, сумма возмещения составила $381 тыс.

Во второй день Третьей банковской юридической конференции рассматривались проблемы кредитования корпоративного сектора и вопросы подготовки стандартной документации на рынке синдицированного кредитования по российскому праву.

Руководитель аппарата ВАС Андрей Егоров рассказал про логику права, которой придерживается ВАС, рассматривая споры по залоговому обеспечению кредитных сделок коммерческих организаций.

По сделкам с залоговым обременением у ВАС есть две позиции. Первая, вызвавшая много критики со стороны банковского сообщества, не в пользу залогового кредитора. Приобретатель заложенной вещи приобретает ее свободной от залогового обременения, если он не знал, что эта вещь находится в залоге.

Судебная практика длительное время стояла на другой позиции и не делала никакой дифференциации между приобретателями. Пленум ВАС изменил подход к залогу, выбрав сторону добросовестного приобретателя. «Я понимаю недовольство банковского сообщества, но судебная система призвана отстаивать баланс интересов в обществе, а не только финансовые интересы отдельных групп. Интересы добросовестных приобретателей, которые покупали вещи, не зная, что они в залоге у банков, заслуживают поддержки», –- пояснил Егоров.

Единственный вариант, который остается у банков в этой ситуации – доказать, что приобретатель имущества является недобросовестным.

Вторая позиция ВАС связана с добросовестным приобретением права залога. Высший арбитражный суд рассмотрел две крайности – сделка с заинтересованностью права залога и мошенническая сделка без сохранения права залога. Все, что между ними, будет дополнять судебная практика.

«Ваша задача в конкретных судебных делах, ссылаясь на постановление ВАС, пытаться доказывать, что ваш конкретный случай ближе к одному из рассмотренных случаев. Главное знать, что уже есть подходы судебной практики высшей инстанции, а не пытаться с открытым забралом доказывать, что права собственности не было, и залог недействителен. Слишком упрощенные подходы уходят в прошлое», – дал совет аудитории Андрей Егоров.

Вице-президент по юридическим вопросам Дойче банка Иван Борисов рассказал о преимуществах кредиторов и заемщиков в сделках синдицированного кредитования.

Для заемщика это увеличение срока заимствования и размера привлекаемого кредита, снизить совокупные транзакционные расходы, связанные с привлечением необходимого заимствования, сэкономить время и внутренние операционные издержки на получение займа, оптимизировать использование обеспечения для получения кредитов.

Для кредитора плюсы тоже очевидны – распределение рисков между участниками сделки, диверсификация кредитного портфеля, повышение ликвидности активов, увеличение дохода за счет комиссии за организацию кредита для банка-организатора, возможность участвовать в знаковых сделках.

Проблемы, стоящие на пути таких сделок – риски, связанные с недостатками регулирования в российском праве, неоднозначность судебной практики, отсутствие стандартной документации и опыта взаимодействия российских банков в качестве сокредиторов.

Партнер юридической компании Cliford Chance Виктория Борткевич указала на ограниченность функций агента в сделках синдикации. Множественность кредиторов требует оформления отношений между кредитором и заемщиком через агента, функции которого ограничены инструкцией ЦБ. Сейчас агент просто платежный ящик, через который идут платежи. Его функции должны быть шире и включать в себя передачу информации, обслуживание положений кредитного договора.

Руководитель проектов правового департамента Сбербанка Максим Плющев раскрыл необходимость распределения ролей между штатными юристами и внешними консультантами в сопровождении сделок синдикации.

Причины для привлечения внешних юридических консультантов вытекают из специфики синдицированного кредитования. Внешний консультант приносит в сделку правовую экспертизу по иностранным юрисдикциям; убирает почву для возможных конфликтов между банками о ведении сделки; предоставляет новому кредитору независимое юридическое заключение о правоспособности участников сделки.

Английская система права обладает гибкими правовыми институтами, которые быстро реагируют на изменения делового оборота, поэтому участники синдицированных сделок предпочитают оформлять их в Лондоне. О преимуществах английского права в сделках синдикации рассказал партнер юридической компании DLA Piper Вячеслав Хоровский.

Документальное оформление ролей кредитного агента, агента по обеспечению в сделках синдикации позволяет прогнозировать поступление платежей, гарантий в случае банкротства банка, что в конечном итоге позволяет кредиторам эффективно реализовать свои права. Права по такому договору довольно ликвидны: их можно продать, переуступать, переупаковывать.

Банк, развивающийся в условиях современной конкуренции, должен заранее формировать требования к своей документации, так как стандартные портфели легче рефинансировать, рассказал директор, юрист по сопровождению сделок и операций по структурному финансированию ВТБ Капитал Алексей Кухарев.

Для покупателя важны монолитность портфеля, мониторинг исполнения обязательств, стандартизация видов платежей, обеспечивающая генерацию денежного потока; возмещение убытков, наличие положений об уступке, способность передать информацию третьему лицу.

Кухарев отметил сложности, с которыми сталкиваются банки при стандартизации корпоративных портфелей. В их числе унификация обеспечения, подвижность портфеля, так как клиенты ведут активную предпринимательскую деятельность, и это влияет на стандартность портфеля.

Такой перспективный способ рефинансирования как секьюритизация применяется в России ограниченно из-за отсутствия законодательства. Важными факторами для секьюритизации являются положения уступки, передачи информации, касающейся зачета, положения по обслуживанию портфелей после сделки.

Вице-президент АРБР Олег Иванов ответил на вопрос – что делать с банковскими комиссиями. На его взгляд, банки должны отказаться от понятия «комиссия» в пользу понятия «цена договора», которым оперирует Гражданский кодекс.

Кредит рассматривается как возмездная услуга, а цена возмездного оказания услуг регулируется таким понятием как «цена договора подряда». «Для банков принципиально важен п. 2 ст. 709 ГК о том, что цена договора подряда складывается из двух элементов – вознаграждения и компенсации издержек», – пояснил эксперт.

Способ определения цены кредитного договора предполагает суммирование четырех элементов – проценты (упомянуты в ст. 809 ГК), встречное предоставление услуги, что означает возмездность договора (ст. 423 ГК), вознаграждение, компенсация издержек (непроцентная часть цены). В рамках Гражданского кодекса никто не ограничивает право сторон договариваться о непроцентной части цены. Это не комиссия, а компенсация издержек, которая оговорена в ст. 709 ГК.

Олег Иванов отметил, что смена понятий в банковском деловом обороте необходима для разрушения стереотипа, пришедшего из советского права. «Наши государственные юристы, которые выносят решения по банковским спорам, травмированы рудиментами советского права, они мыслят категориями, что цена кредита – это полный синоним процентов. У нас в советском праве ссуды госбанка содержали только проценты, никакого финансового рынка тогда не было, не было и стоимости денег. Сегодня нам этот стереотип надо разрушать», – пояснил свой подход эксперт.

Партнер юридической компании Goltsblat BLP Евгений Тимофеев предупредил банковских юристов, что в ближайшее время банки, которые используют гарантии материнских банков, получат претензии от налоговых инспекций.

Деньги, уплаченные за предоставление синдицированного кредита, не могут облагаться НДС, так как организация финансирования является не отдельной услугой, а составной частью платежа за предоставление кредита заемщику. «И исходя из постановлений Высшего арбитражного суда, если действия не образуют самостоятельную услугу, то есть не создают непосредственно имущественного блага или полезного эффекта для заемщика, это отдельной услугой не является. Вот и решение задачки», – пояснил Евгений Тимофеев.

Руководитель юридической службы Номос-банка Елена Львова, поделилась соображениями об изменениях Гражданского кодекса в отношении банковских гарантий и поручительства.

Не вызывает возражений изменение, которое гласит, что при увеличении основного обязательства, обеспеченного поручительством, поручительство не прекращается, в отличие от действующего Гражданского кодекса, и поручитель будет отвечать в том объеме, в котором он изначально поручался.

Гораздо меньше оптимизма вызывает трансформация института банковской гарантии. Новый ГК вместо банковской вводит понятие независимой гарантии, которая может выдаваться любыми коммерческими организациями. Если независимая гарантия предоставляется иным субъектом, то она приравнивается к поручительству.

Замена банковской гарантии на более привлекательный инструмент назрела давно, так как отсутствие обеспечительных функций превращало ее в еще более зависимый инструмент, чем залог и поручительство. Статьи нового Гражданского кодекса, касающиеся гарантии, требуют серьезной доработки, уверена Елена Львова. Например, банковская гарантия перестала покрывать обязательства со сроками до востребования, и Кодекс не объясняет почему.

Банковская гарантия стала жертвой благих намерений при работе над Кодексом, пояснил Олег Иванов. Рабочая группа по созданию МФЦ пыталась внести в наше законодательство часть норм английского права, свое видение есть и у других разработчиков Гражданского кодекса – Высшего арбитражного суда, Минэкономразвития, Минюста, Минфина.

Ко второму чтению нового Кодекса, намеченному на сентябрь, пять рабочих групп в Думе собирают поправки, и у банковского юридического сообщества есть время для внесения своих предложений и поиска компромисса, который бы воспринял лучшее из международного права и не разрушил действующие нормы Гражданского кодекса.


По материалам Bankir.Ru


Вернуться к списку

 
 
 
   
 
Copyright © 2017 «МаТИК. Яковлев и Партнеры»
Создание сайта - StandUp