Яковлев и Партнеры

Нормы уголовно-процессуального законодательства призваны обеспечить баланс между интересами сторон обвинения и защиты, интересами скорейшего и полнейшего расследования преступления и интересами подозреваемого (обвиняемого).

На сегодняшний день процесс разъяснения подозреваемым (обвиняемым) лицам, как задержанным по подозрению в совершении преступления, а также лицам, явившимся с повинной или свидетелям, их прав регламентирован достаточно некорректно, что не лучшим образом сказывается на осуществления правосудия.

Так, в УПК РФ предусмотрено норма, согласно которой соответствующие процессуальные права разъясняются только задерживаемым лицам. При этом задержание оформляется соответствующим протоколом, в котором и делается пометка о том, что лицо ознакомлено со своими правами. Однако с момента фактического задержания лица и до его процессуального оформления может пройти немало времени.

По одному из уголовных дел, подозреваемый Волков А.Б. был задержан в 20 часов 03 минуты 16 июля 2015 года, однако протокол его задержания был составлен и подписан следователем только 18 июля 2015 года в 22 часа 40 минут. Тем самым была нарушена ст. 94 УПК РФ, в которой закреплено, что по истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения по стражу либо суд не продлил срок задержания в порядке, установленным п.3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ. Если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения по стражу либо продлении срока задержания не поступит в течение 48 часов с момента задержания, то подозреваемый немедленно освобождается, о чем начальник места содержания подозреваемого уведомляет орган дознания или следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурора.

В статье 5 «Конвенции о защите прав человека и его основных свобод» 1950 г. установлено, что каждый задержанный или заключенный под стражу незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Таким образом, содержание Волкова А.Б. под стражей в период с 16 по 18 июля 205 г. существенно нарушило его конституционные и процессуальные права, в том числе и право на получение квалифицированной правовой помощи.

Как показывает зарубежная практика, в других странах разъяснения лицу его прав происходит непосредственно в момент задержания. Например, в США применяется так называемое «правило Миранды»: процессуальное требование, обязывающее сотрудника правоохранительных органов уведомить задержанного о его правах непосредственно во время задержания и получить подтверждение, что задерживаемый понимает все процессуальные права, о которых его уведомил сотрудник.

Представляется, что указанная практика могла быть воспринята в России, что позволит государству гарантировать каждому задержанному его конституционные права, в том числе, предусмотренные ч. 2 ст.ст. 22, 48, 51 Конституции РФ.

В перечисленных статьях предусмотрено, что:

§  арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению; до такого решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов;

§  каждому задержанному (арестованному) гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи;

§  каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (соответственно).

§  никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Анализируя ситуацию с разъяснением рассматриваемых прав, необходимо разобраться с вопросом, кого считать задержанным и с какого момента. Определение точного времени задержания представляется важным, поскольку срок, предусмотренный ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, должен исчисляться с момента фактического задержания (то есть с фактического ограничения свободы передвижения лица), а не юридического его оформления в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ.

Фактическое задержание лица имеет важное правовое значение, поскольку сопровождается реальным ограничением его прав.

Доведение до задерживаемого сведений о том, что он не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, по времени должно совпадать с фактическим ограничением свободы. Лицо, задержанное по подозрению в совершении административного правонарушения, также должно быть ознакомленным с указанным правом.

Фактическое задержание и разъяснение права на молчание должно оформляться соответствующим протоколом, который позволит в последующем установить, точное время задержания. От него зависит исчисление многих процессуальных сроков, установленных УПК РФ и ФЗ «О полиции».

Что же касается так называемого «права на звонок», то здесь необходимо отметить, что с его реализацией непосредственно связана возможность задержанного лица воспользоваться квалифицированной юридической помощью. У такого лица возникает право на обращение к адвокату (защитнику) за юридической помощью (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06. 2000 г. № 11-П, Определения КС РФ от 17.11. 2009 г. №1522-О-О, от 17.11.2011 г. №1579 –О-О, от 17.07.2012 г. № 1280-О).

В соответствии с правоприменительной практикой Европейского Суда по правам человека (решения от 24.05.1991 г. По делу Quaranta, Series A, no. 205, para 27; от 24.111993 г. по делу Ymbrioscia, Series A, no. 275, para 36 и др.),  отказ задержанному в доступе к адвокату в течение первых часов допросов в ситуации, когда праву на защиту мог быть нанесен невосполнимый ущерб, является – каким бы ни было основание такого отказа – несовместимым с правами обвиняемого, предусмотренными статьей 6 (пункт 3с) «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (решение от 08.02.1996 г. по делу Murray, 1996-1, para 66). При этом по обвинениям в смысле указанной статьи Европейский Суд по правам человека понимает не только официальное уведомление об обвинении, но иные меры, связанные с подозрением в совершении преступления, которые влекут серьезные последствия или существенным образом сказываются на положении подозреваемого (решение от 27.021980г. по делу Dewer, Series A, no. 35, para 44,46; решение от 15.07.1982 г. по делу Eckle, Series A, no. 51, para 73 и др.).

Право на звонок должно быть закреплено за лицом, доставленным в органы полиции и задержанным в рамках уголовного или административного производства. В некоторых случаях лицо, доставленное в правоохранительные органы в рамках административного производства, впоследствии может поменять свой процессуальный статус и оказаться фигурантом уголовного дела. Это обусловлено тем, что иногда разница между административным правонарушением и преступлением может быть весьма незначительной, поэтому для установления признаков, характеризующих деяние как общественно опасное, необходимо определенное время.

В любом случае возможность оповестить своих родственников о нахождении в органах следствия или дознания должна быть предоставлена лицу еще до допроса и других следственных действий. Если же лицо само явилось в указанные органы, например, в рамках осуществления явки с повинной или в качестве свидетеля, то рассматриваемое право должно предоставляться гражданину сразу после «пересечения порога полиции».

При этом существенным является вопрос, какое должностное лицо должно разъяснять лицу «право на звонок» и каким образом прокурором будет осуществляться надзор за законностью действий должностных лиц органов внутренних дел, своевременностью и полнотой реализации указанными лицами установленной законом обязанности по разъяснению этого права.

При доставлении (задержании) гражданина в отдел полиции, следственный отдел и т.п. дежурный обязан внести его данные и основания доставления в журнал (книгу доставленных). Представляется целесообразным указание в журнале отметки о соответствующем уведомлении родственников, а если задерживаемый отказался воспользоваться свои правом - указание причин такого отказа. Задержанный гражданин должен расписаться в том, что ему было предоставлено право сообщить лично или через дежурного о своем задержании и месте нахождения родственникам или знакомым.

При этом подразумевается, что дежурный является процессуально независимым лицом, не заинтересованным в каком-либо воздействии на задержанных, не заинтересованным, например, в статистических показателях раскрываемости (в отличие от оперуполномоченных, следователей, дознавателей).

Разъяснения прав должно непосредственно следовать за фиксацией сообщения задержанным своих данных и проверкой дежурным достоверности этих данных по базам. Оповещать о задержании следует близкого родственника или иное лицо, контакты которого укажет задержанный, с указанием характера взаимоотношений с таким лицом.

Далее возникает вопрос о языке, на котором задержанному должно быть разъяснено его право, при этом необходимо установить степень владения такого лица русским языком и наличие возможности осмысленного восприятия информации о правах. В большинстве случаев в целях экономии времени на ожидание приезда переводчика может быть использован бланк разъяснения с переводом на языки республик РФ, стран СНГ и английский, французский, немецкий, испанский и иные традиционно используемые языки.

Представляется целесообразным введение в КоАП РФ норм об административной ответственности сотрудников правоохранительных органов за нарушение права задержанных на звонок родственникам, с наделением прокурора правом возбуждать дела об административных правонарушения по указанным фактам.

Прокурор при осуществлении надзорной деятельности, изучив книгу доставленных (задержанных) и, опросив самих граждан, может с точностью установить случаи нарушения «права на звонок».

Это позволит как установить факт нарушения процессуальных прав на начальной стадии расследования уголовного дела (а не только после непосредственного обращения гражданина, когда ряд процессуальных действий уже совершен), так и обеспечит при установлении указанного нарушения оперативную возможность возбуждения прокурором дела об административном правонарушении в отношении допустивших нарушение сотрудников.

Последствиями нарушения рассматриваемого права следует считать недопустимость полученных показаний. В этом случае прокуратура, как надзорный орган и как сторона обвинения, заинтересована в выявлении и пресечении нарушения права задержанного на звонок как можно раньше.

Перед допросами в качестве подозреваемого и обвиняемого «право на звонок» повторно может быть разъяснено следователем (дознавателем).

Действующая редакция ст. 96 УПК РФ предусматривает обязанность следователя или лица, производящего дознание, в течение трех часов уведомить родственников задержанного об этом факте, что создает гарантии соблюдения законных прав и интересов задержанного. На сегодняшний день дознаватель или следователь имеет свободу выбора в способе такого уведомления.

П. 7 ст. 14 ФЗ «О полиции» установлено: задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции.

ФЗ «О полиции» предусмотрено ограничение права на звонок в отношении лиц:

§  совершивших побег из-под стражи, уклоняющихся от отбывания наказания либо не прибывших к месту отбывания наказания в установленный в указанном предписании срок, до передачи их соответствующим органам, учреждениям или должностным лицам этих органов и учреждений;

§  лиц, уклоняющихся от исполнения административного наказания в виде административного ареста; лиц, находящихся в розыске; лиц, уклоняющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудительных мер воспитательного воздействия, до передачи перечисленных граждан в соответствующие органы и учреждения, обеспечивающие исполнение таких мер.

Это ограничение определяется особенностями статуса таких лиц.

Представляется, что ограничения права на звонок надо установить и в случаях, когда преступление могло быть совершено только в соучастии.  Это мера является вынужденной и связана с ограничением возможности задержанного создать препятствия в расследовании преступления путем предупреждения соучастников. Для того, чтобы свести риск разглашения составляющих тайну предварительного расследования сведений до минимума, необходимо более детально проработать процедуру и содержание соответствующего уведомления. При этом применение подобных ограничений должно быть санкционировано прокурором с определением предельного срока, например, не более чем на десять дней.

Литература / использованные источники:

1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ // ИПС КонсультантПлюс.

2. ФЗ РФ «О полиции» // ИПС КонсультантПлюс

3. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ (КоАП) 2016 // ИПС КонсультантПлюс

4. Арестова Е.Н. «Проблемы задержания подозреваемого по УПК РФ и Федеральному закону "О полиции" // "Российский следователь", 2013, N