Яковлев и Партнеры

Адвокатам урезают право на тайну

Госорганы усиливают борьбу с легализацией преступных доходов и финансированием террористов

Адвокатскую тайну предложено ограничить — она не должна распространяться на случаи, когда при подготовке сделок с недвижимостью, ценными бумагами или куплей-продажей предприятий обнаруживаются признаки легализации преступных доходов или намерение финансировать террористов. В такой ситуации адвокат обязан уведомить Росфинмониторинг, причем нарушением адвокатской тайны передача такой информации считаться не будет. Соответствующий законопроект Минюст направил на отзыв в Федеральную палату адвокатов, сообщили «Известиям» в ФПА. Источники «Известий», знакомые с ходом подготовки документа, пояснили, что его автором является Росфинмониторинг. Адвокаты и юристы резко раскритиковали инициативу как снижающую доверие к профессии и бесполезную с точки зрения эффективности.

Росфинмониторинг намерен сузить рамки действия адвокатской тайны, рассказали собеседники «Известий». Так, если у адвоката появятся «любые основания полагать», что сделки его клиентов проводятся для легализации преступных доходов либо их целью является финансирование террористов, информация об этом должна быть предоставлена в Росфинмониторинг. В этом случае она не будет считаться нарушением адвокатской тайны. Речь идет исключительно о случаях, когда адвокат от имени клиента готовит сделки с недвижимостью, ценными бумагами, куплей-продажей организаций и управлением ими. Для этого предлагается разрабатываются поправки в законы «Об адвокатской деятельности...» и «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Обязанность докладывать о подозрительных сделках введена для адвокатов порядка 10 лет назад, причем делать это они должны без уведомления клиента. Однако сейчас в законе «Об адвокатской деятельности...» нет исключений, позволяющих раскрывать тайны клиентов госорганам.

В результате адвокаты оказываются в сложной ситуации, так как требования расходятся с их профессиональной этикой, а закон «О противодействии легализации...» противоречит закону об адвокатской деятельности, отметил в беседе с «Известиями» адвокат Олег Никуленко. Партнер «Пепеляев Групп» Леонид Кравчинский полагает, что сейчас в законе сохраняется «традиционная модель», когда общение адвоката и клиента считается конфиденциальным. Требования об уведомлении Росфинмониторинга не распространяются на случаи, когда данные затрагивают адвокатскую тайну, подчеркнул он.

Профессиональное сообщество резко раскритиковало идею ограничения действия адвокатской тайны. Так, в ФПА «Известиям» сообщили, что не поддерживают инициативу, поскольку она ограничивает право доверителей на конфиденциальность отношений с адвокатом. Любое ограничение конституционных прав граждан должно быть продиктовано конституционно значимыми целями (ст. 55, ч. 3 Конституции РФ), однако в пояснительной записке по этому поводу ничего не сказано, отметили в ФПА.

— На самом деле проект мало что решает. Ни разу не видел, чтобы у коллег проходили сделки, которые подпадают под этот закон. Если сделки, связанные с финансированием экстремизма и терроризма, проходят, это точно не через адвокатов, а через нерегулируемый юридический сектор, — заявил «Известиям» исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков.

Со случаями, когда требовалось бы уведомление Росфинмониторинга, на практике ни разу не сталкивались и другие опрошенные «Известиями» адвокаты. Так, Леонид Кравчинский обратил внимание, что речь в документе идет про сделки и финансовые операции, когда адвокаты готовят и осуществляют их от имени клиентов. Это «более западная конструкция»–, объяснил он. В России адвокаты чаще консультируют и представляют интересы в судах.

Неэффективность действующей нормы может быть связана с противоречивостью действующего законодательства, которое, с одной стороны,  обязывает адвоката предоставлять Росфинмониторингу любую подозрительную информацию, а с другой стороны — называет любые сведения о клиенте адвокатской тайной и запрещает её разглашение, подчеркнул партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев.

Все опрошенные юристы сходятся во мнении, что новеллы могут негативно сказаться на работе адвокатов.

— Законопроект снижает гарантии адвокатской тайны. Доверие к адвокатам снизится, поскольку раньше клиент был полностью защищен адвокатской тайной. Бороться с отмыванием — это задача правоохранительных органов, а не адвокатов, — считает Леонид Кравчинский.

Адвокат юргруппы «Яковлев и Партнеры» Любовь Иванова также заявила, что новеллы существенно снижают гарантии адвокатской тайны в принципе — особенно с учетом того, что по закону «О противодействии легализации...» адвокат не вправе разглашать факт передачи в Росфинмониторинг соответствующей информации.

— Таким образом, адвокат невольно оказывается между молотом и наковальней, когда он обязан качественно и квалифицированно оказать юридическую помощь, вникнуть в детали, а потом передать сведения в Росфинмониторинг фактически за спиной доверителя. Насколько при таких обстоятельствах клиент будет доверять адвокату и насколько возможным станет оказание качественной юридической помощи — вопрос открытый, — сказала она «Известиям».

В Росфинмониторинге на запрос «Известий» не ответили.

Авторы: Татьяна Берсенева и Марина Юршина

Известия