Яковлев и Партнеры
7 Февраля 2019
бизнес-портал "Навигатор"

В первой половине 90-х у студентов истфака было три направления развития карьеры: школа, милиция и церковь. Я выбрал юридическое, получил второе высшее образование. Так я стал корпоративным юристом. Потом меня пригласили на собеседование в компанию «Яковлев и Партнеры». Я повел себя, возможно, нагло, когда заявил, что работа рядового юриста мне не интересна и есть стремление возглавить кировское представительство. Конечно, на это место были и другие кандидаты. Полагаю, что меня выбрали по принципу оптимального сочетания цены и качества. И вот, больше 10 лет я руковожу кировским бизнесом компании.

Робот-адвокат: как юристам не остаться без работы

Вообще, ситуация на кировском рынке юридических услуг очень противоречивая. Нам хотелось бы иметь четкую специализацию, но приходится быть универсальными юристами. Благо, у нас есть своя экспресс-технология, которая позволяет быстро разбираться в ситуации. Вообще, мы предпочитаем использовать стратегию «открытого забрала» и стараемся в суде сразу излагать позицию в полном объеме. В долгосрочной перспективе такой подход показал свои преимущества. Хотя, порой, приходиться идти на определенные тактические ходы.

Чтобы не оказаться на обочине нам нужно всерьез осваивать legal tech. Речь идет об автоматизации всех юридических процессов. Признаюсь, на такие важные стратегические вещи часто не хватает времени.
На самом деле современные юристы работают по технологиям XIX века, разве что мы не пишем перьями и используем базы нормативных актов. Хотя уже есть большой выбор ПО, который позволяет автоматизировать нашу работу. Есть уже реальные примеры использования на практике новейших IT-решений в сфере юриспруденции.

Кстати, мы обратили внимание на уголовную специализацию во многом именно потому, что в этой сфере роботы вытеснят человека в самую последнюю очередь.
Но даже если сравнивать те технологии, которые сейчас используются в нашем городе с современной западной практикой, то понимаешь, что для преодоления разрыва могут потребоваться десятилетия эволюции.

Есть хрестоматийные в юридической среде книги Джона Гришема, по которым сняты фильмы и сериалы. Там описаны очень интересные ситуации из жизни адвокатских фирм. Хочется перенимать и европейский и американский опыт. Для этого нужно учиться на месте, потому что разрыв с тем что есть у нас колоссальный.

Жадность бизнесменов

На кировском рынке юридических услуг не так много денег. Клиенты в первую очередь готовы платить за защиту по уголовным делам. Тем более, достаточно часто возникают ситуации, когда с такими запросами приходят люди, которых мы представляем в гражданских процессах.
Что касается корпоративных споров, то малый и средний бизнес крайне скуп на расходы на юридические услуги.
Люди предпочитают доводить ситуацию до крайности, когда фирма приближается, допустим, к банкротству или возникают уголовные дела. И только после этого обращаться к профессионалам.

Например, принимали участие в защите интересов учредителей одной из компании от действий их же директора и соучредителя, которые осуществляли вывод активов в личных целях. Боролись в том числе с виртуальной задолженностью, созданной недобросовестными участниками бизнеса. Потребовалось больше года, чтобы отбиться от этих долгов в судах и защитить активы фирмы. Победители с удовлетворением констатировали тот факт, что все уже решенные проблемы возникли в связи с тем, что они уделяли мало внимания правовым вопросам и контролю за действиями директора компании.

Казалось бы, эта история должна была предпринимателей многому научить. Но выводы были забыты, юрист в штате так и не появился. В результате через полгода у компании возникли новые проблемы. И это, к сожалению, типичный случай.
Есть лишь единицы, которые просчитывают риски заранее. Полагаю, что готовность платить юристам так или иначе связана с уровнем развития бизнеса в нашем регионе. Пока не все созрели учитывать правовую составляющую в работе.

С людьми надо легко прощаться

Имеются в регионе и проблемы с уровнем юридического образования. В свое время собрал целую пачку, больше сотни резюме. По результатам собеседований большая часть кандидатов отсеивается, демонстрируя низкий уровень базовых юридических знаний.
Иногда приходится расставаться с людьми. В юридической сфере кадры - главная ценность и важно предпринимать максимум усилий для того, чтобы сотрудник развивался и имел мотивацию к работе. Однако, когда диалог никак не складывается, зачем мучиться? Поэтому прощаюсь легко.

Я командный игрок. Коллективный разум эффективнее решает нестандартные задачи. Мои сотрудники могут, наверное, сказать, что я деспотичный руководитель. Я почти всегда добиваюсь своего через мягкую силу.
Нужно иметь ввиду, что руководитель юридической фирмы — это не на 100% юрист. Я выступаю, как генератор идей, в других вопросах, как организатор, и только часть времени занимаюсь чистой юриспруденцией.

Выйти из кризиса

Готовность переключаться на принципиально разные виды деятельности позволяет мне сохранять свежесть восприятия основной юридической сферы. Мне интересно заниматься тем, чем я занимаюсь. Кризисы в работе конечно случаются, но в жизни есть вещи, которые дают возможность отвлекаться от работы, получать энергию из других источников. Этим обусловлено мое возвращение в прошлом году к работе в поисковом объединении. Еще один источник энергии — музыка: репетиции, концерты. Даже если приходишь на репетицию совершенно измотанный, через три часа чувствуешь новый прилив сил. Жесткий тайм-план тоже не позволяет расслабляться и по максимуму все успевать.

Не скажу, что мое кредо – быть хорошим парнем. Но тем не менее не хочется получать незаслуженный негатив, особенно в профессиональной сфере.