Яковлев и Партнеры

Пределы правомерности дробления бизнеса

ag_logo.pngИзучив обзор, эксперты «АГ» отметили наиболее значимые правовые позиции, приведенные в нем. В частности, что представление доказательств о направленности дробления бизнеса на неуплату налогов возлагается на налоговые органы, тогда как налогоплательщик не обязан доказывать обратное.

11 августа Федеральная налоговая служба подготовила письмо (имеется в распоряжении «АГ») с обзором арбитражной судебной практики, которая связана с обжалованием актов налоговых органов, вынесенных по результатам проверок, выявивших факты получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса и искусственного распределения выручки на подконтрольных взаимозависимых лиц.  

Во вступительной части обзора ФНС привела правовую позицию, высказанную Конституционным Судом РФ в недавнем определении об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ряд положений НК РФ, определяющих объект налогообложения и налоговую базу по налогам на добавленную стоимость и на прибыль организаций. Как ранее писала «АГ», заявитель указывал на их неконституционность, поскольку, по его мнению, они позволяют правоприменительным органам включать в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль организаций денежные средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а ее контрагентами, формально обосновывая это разделением (дроблением) бизнеса – без установления взаимосвязи указанных лиц, без оспаривания совершенных ими сделок и фактически при отсутствии объекта налогообложения.

В своем решении КС РФ отметил, что в случае если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

При этом Суд указал, что положения НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль организаций, не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

«Результаты проведенного мониторинга судебной практики свидетельствуют о наличии значительного количества споров, связанных с доказыванием налоговым органом факта получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения в предпринимательской деятельности рассматриваемой схемы», – пояснила ФНС в своем письме, уточнив, что за последние четыре года было рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 млрд рублей. 

Комментируя документ, руководитель налоговой практики Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Екатерина Леоненкова указала, что ФНС по результатам анализа судебной практики сформулировала общие признаки, которые могут свидетельствовать о действиях налогоплательщика, направленных на уклонение от исполнения налоговой обязанности путем дробления бизнеса. 

Всего представлено 17 таких признаков, в частности, что участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности, что они несут расходы друг за друга, что имеется прямая или косвенная взаимосвязь участников схемы дробления бизнеса, что деятельность всех участников фактически управляется одними лицами и т.д. При этом ведомство подчеркнуло, что строго императивный перечень таких признаков отсутствует и в каждом конкретном случае совокупность доказательств будет зависеть от обстоятельств. 

Екатерина Леоненкова также отметила, что приведенный перечень признаков не является исчерпывающим. В этой связи, по ее словам, в случае использования налогоплательщиком иного способа дробления бизнеса, потенциально приводящего к неуплате или неполной уплате налогов, он также рискует оказаться под угрозой доначисления налогов. При этом эксперт добавила, что если в действиях налогоплательщика будет установлен умысел, то размер санкций составит 40% от неуплаченной суммы налога.

«В письме ФНС особо подчеркивается, что представление доказательств, свидетельствующих о направленности действий по дроблению или реорганизации бизнеса на неуплату налогов, возлагается на налоговый орган. Налогоплательщик не обязан доказывать обратное. Тем не менее в силу АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В частности, налоговый орган при доказывании наличия схемы дробления бизнеса должен установить формальный характер осуществления деятельности одним из участников схемы, подконтрольность данного субъекта налогоплательщику», – рассказала Екатерина Леоненкова. 

Кроме того, ФНС указала в обзоре, что при доказывании в судах фактов получения налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате использования схем дробления бизнеса важным вопросом является правильное определение действительного размера и структуры налоговых обязательств налогоплательщика. По мнению Екатерины Леоненковой, представляется важным, что ФНС обязывает территориальные налоговые органы при определении размера действительных налоговых обязательств хозяйствующего субъекта учитывать не только доходы участников схемы, но и их расходы. При этом определение действительных налоговых обязательств и доначисление налогов возможно нескольким участникам схемы дробления бизнеса, уточнила она.

По словам партнера АБ «КИАП» Михаила Успенского, ключевым вопросом в письме ФНС является установление подконтрольности через единственного контрагента. «В обзоре указано, что о дроблении будет свидетельствовать ситуация, когда единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими. Однако на практике суд признает лица подконтрольными, если они являются единственными контрагентами друг друга не только по договорам поставки, но и по иным договорам. Один из наиболее распространенных случаев – это агент, поверенный, комиссионер, единственным принципалом которого является организатор схемы дробления. О важности этого критерия свидетельствует то, что обзор судебной практики начинается именно с него», – пояснил Михаил Успенский. 

В заключение ФНС отмечает не только общий рост количества судебных дел, предметом рассмотрения которых являются обстоятельства, свидетельствующие о получении необоснованной налоговой выгоды в результате применения схем дробления бизнеса, но и то, что практика по данным делам активно формируется арбитражными судами.

Тем не менее Федеральная налоговая служба подчеркнула, что само по себе разделение бизнеса законно, поскольку является оптимизацией предпринимательской деятельности. Неправомерными являются умышленные действия, которые направлены исключительно на уменьшение налоговой обязанности или уклонение от ее исполнения.

Авторы: Виталия Косовская, Глеб Кузнецов

Новая адвокатская газета