Яковлев и Партнеры

Власти VS Телеграм. Комментарии эксперта для «Коммерсантъ FM».

28 Сентября 2017
Коммерсантъ FM
Специализация: IT-проекты
Спецслужбы могут ограничить работу мессенджера на территории России или вовсе его заблокировать, считает руководитель практики интеллектуального и информационного права юридической группы «Яковлев и партнеры» Анна Никитова: «Есть административная ответственность в области персональных данных. Когда есть у правоохранительных органов основания полагать, что нарушается то или иное законодательство, либо нарушается закон в области персональных данных, они могут инициировать проверки, как соблюдается это законодательство, все ли требования по хранению и обработке персональных данных соблюдаются. Препятствовать и заблокировать они могут в том же порядке — для этого должны будут тогда сделать предписание для Роскомнадзора внести Telegram в реестр запрещенных ресурсов».

Ранее Павел Дуров заявлял в интервью изданию The Baffler, что его пыталось завербовать ФБР. По его словам, агенты американского бюро предложили ему наладить некий канал передачи информации о конкретных пользователях. Основатель Telegram отказался и еще раз подчеркнул, что технически не может передать данные спецслужбам.

Шифрование в мессенджере идет в момент набора сообщения, и ключи есть только у участников переписки, пояснил главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. Говорить о блокировке ресурса пока преждевременно, отметил он: «Пока не вступила в силу часть «пакета Яровой», которая предписывает хранить и предоставлять переписку пользователей по запросу правоохранительных органов, ключи сами по себе, даже если бы они могли их предоставить, не дают никаких функционалов для ФСБ. Поэтому можно, наверное, оценивать как определенный фактор давления, либо как бюрократическую очередную тягомотину, в которую ввязывают интернет-компании. Последствия для Павла Дурова — пока что административный штраф. С учетом того, что нам теперь, кажется, известно, что часть Telegram все-таки базируется в Российской Федерации, возможно, будут какие-то последствия в дальнейшем. Изменить шифрование невозможно, поскольку его современные принципы предполагают, что компания не обладает ключами как таковыми. Ключи генерируются сессии, используются временные, и компания никогда их не получает. Требования предоставить ключи равнозначны требованию изменить математику».

Недавно стало известно, что власти Ирана завели уголовное дело на создателя Telegram. По их данным, мессенджер используют террористы, а также торговцы наркотиками и людьми. Похожие претензии ранее появлялись и у российских спецслужб. В ответ Павел Дуров заверил, что администрация Telegram блокирует весь противоправный контент.

Разработчики вполне могут договориться со спецслужбами, но Павел Дуров намеренно выносит споры с властями в публичное пространство, считает директор по проектной деятельности Института развития интернета Арсений Щельцин: «Павел Дуров прекратит такую риторику, когда мессенджер сравняется или хотя бы выйдет на аудиторию других мировых мессенджеров, догонит их наконец-то. Это одно из ключевых преимуществ — закрытость от властей, но открытость для пользователей. Подобные дискуссии с различными государствами можно рассматривать как маркетинговые работы, которые нацелены на привлечение новой аудитории. Задача Дурова, соответственно, любую коммуникацию с регулятором максимально вести открыто, делить на части для того, чтобы был прирост. Вот когда этот прирост будет выполнен, нельзя будет больше набрать аудиторию, тогда можно будет начать, наверное, сотрудничать с властями».

Летом Роскомнадзор заявлял о возможной блокировке Telegram в том случае, если мессенджер не будет зарегистрирован в реестре организаторов распространения информации. Павел Дуров через некоторое время выполнил требование ведомства, предоставив открытые данные. Эксперты отмечали, что после этого аудитория мессенджера только выросла.

Нарушение, которое вменяется Telegram, предусматривает только административный штраф в размере до 1 млн рублей. Правда, сам Павел Дуров не исключил, что теперь может столкнуться с проблемами, если захочет вернуться в Россию.

Виктория Феофанова

Коммерсантъ FM