Яковлев и Партнеры

ВС РФ признал компанию-банкрота сильной стороной договора

Bерховный суд РФ (ВС) защитил права гражданина, требовавшего от обанкротившегося брокера возместить стоимость своих акций, признав клиента слабой стороной договора и понизив для него стандарт доказывания. Решение важно в свете резкого роста присутствия физлиц на фондовом рынке. Но юристы предупреждают, что «чрезмерная опека» может привести к злоупотреблениям со стороны граждан.

Экономколлегия ВС вынесла решение по спору Анатолия Андрияхина с ОАО «Брокерский дом "Юнити Траст"» (признано банкротом в июле 2019 года), которое оказывало ему услуги брокера и депозитария. Когда фирма обанкротилась, клиент потребовал включить в реестр ее кредиторов долг на 760 тыс. руб. (стоимость приобретенных им акций, дивидендов по ним, а также оценка морального вреда).

Клиент утверждал, что в 2017–2018 годах предпринимал попытки продать акции, но сотрудники брокера сначала отговорили его, сказав, что стоимость бумаг скоро вырастет, а затем, сославшись на временные трудности, просто отказывали. Затем компания просто закрылась.
Гражданин представил суду справки о доходах, депозитарный договор, договор о брокерском обслуживании, отчеты брокера по сделкам и операциям. Но конкурсный управляющий (КУ) «Юнити Траст» сообщил, что руководство должника не передало ему документы и это мешает определить круг клиентов брокера. В итоге суды отказали гражданину, посчитав, что обязательства перед ним не подтверждены. Дело заинтересовало ВС и было передано в экономколлегию.

ВС отметил, что банкрот был профучастником рынка ценных бумаг и участником клиринга. Суждения судов по поводу того, что гражданин не конкретизировал, сколько и каких акций ему принадлежало, опровергаются отчетом должника по сделкам, уточнила коллегия. Так, на 29 августа 2017 года на счете Анатолия Андрияхина числились акции банка ВТБ, «Энел России» и «Т Плюс» общей рыночной стоимостью 640,3 тыс. руб. Счета депо на тот момент вел Национальный расчетный депозитарий, который в феврале 2020 года сообщил управляющему о наличии остатков денежных средств и акций на счете гражданина, указанном в отчете «Юнити Траст». Факт приобретения акций подтверждался также справками 2-НДФЛ господина Андрияхина. Ни конкурсный управляющий должника, ни иные лица не заявляли об отчуждении клиентом акций и не оспаривали их стоимость.

Коллегия отметила, что в таких отношениях физлицо выступает «слабой стороной договора» и на него нельзя возложить «негативные последствия неисполнения должником обязанностей по передаче необходимой документации КУ».
К тому же бумаги и деньги клиентов, обособленные на спецсчетах, не принадлежат должнику и не входят в конкурсную массу.

Проблем не возникло бы в случае банкротства брокера по правилам для финансовых организаций, которые предусматривают формирование реестра клиентов. Но управляющий, по мнению ВС, «бездействовал», и специальные правила в отношении «Юнити Траст» суды применили лишь в апреле 2021 года, когда требование клиента уже было отклонено. В результате ВС направил спор на новое рассмотрение.

Адвокат компании «Яковлев и партнеры» Денис Крауялис отмечает значимость случая, поскольку в последнее время граждане «все чаще совершают сделки с ценными бумагами и заключают сделки с брокерами». Количество граждан, имеющих брокерские счета, достигло 8,8 млн человек, это почти 12% трудового населения, добавляет арбитражный управляющий Игорь Илларионов.

Юристы считают в целом оправданной защиту прав физлиц. «На гражданина было возложено чрезмерное бремя доказывания»,— поясняет юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова. «ВС справедливо указал, что в подтверждение отношений с брокером и депозитарием гражданин вправе представить те документы, которые есть. И если он это сделал, то отказ во включении его в реестр из-за отсутствия допустимых доказательств неправомерен»,— добавляет руководитель рабочей группы юрфирмы РКТ Анастасия Шамшина. Фактически ВС формирует судебную практику, признающую гражданина слабой стороной, уточнил господин Крауялис.

Но юристов настораживает вывод ВС о том, что КУ не предпринял достаточных действий по получению документов и применению к должнику правил о банкротстве финансовых организаций.
Анастасия Шамшина называет эту позицию «чрезмерно жесткой». Игорь Илларионов видит тенденцию к все большему усилению ответственности управляющих, опасаясь, что они станут «козлами отпущения», тогда как «ошибки в споре допустили и судьи». Правила, защищающие клиентов от недобросовестных брокеров, нужны, признает госпожа Шамшина, но нельзя полностью перекладывать ответственность на КУ: «Развитие такой практики может создать почву для злоупотреблений со стороны физлиц». Госпожа Тихонова согласна, что доводы о незащищенности граждан как слабой стороны «не всегда могут быть оправданы».